воскресенье, 25 января 2015 г.

Национальный флаг: БЛАГОСТЬ, МУЖЕСТВО, ФАРН

Р.Г. ДЗАТТИАТЫ
археолог, историк, доктор исторических наук, заслуженный деятель науки РСО-А.

III Всероссийские Миллеровские чтения
(Материалы научной конференции 4-5 октября 2012 г.)


О флагах в Осетии есть отрывочные сведения. В основном – устные. Достоверных, документированных нет. Покойный Энвер Махарбекович Туганов рассказывал, что был еще флаг зеленого цвета с изображением Коста Хетагурова. Слышал я и о том, что у Хазби Аликова было боевое знамя – красного цвета. Даже если бы никаких сведений не сохранилось о древней истории предков осетинского народа, надо было предполагать и не только предполагать, но и утверждать: у такого народа как аланы, отличавшего высокой военной организацией с сопутствующими элементами – вооружением, тактикой и пр., безусловно, были соответствующие знаки подразделений для успешной военной деятельности в походах и битвах.

Флаг – один из древнейших символов, дошедших до наших дней. У многих народов он сохранился как символ единства, непоколебимости, боевой доблести и т.д.

В этом смысле показателен и осетинский трехцветный флаг (рис.1).

Рис.1. Флаг республик Северная Осетия – Алания и Южная Осетия

Как отмечает Ю. С. Гаглойти, символика трех цветов – белого, красного, желтого – восходит к глубокой архаике – к трехфункциональности скифского, легендарного нартовского и средневекового осетинского обществ. Отголоски этой трехфункциональности дошли до нас в пережиточных формах, зафиксированных в этнографии осетин [1, 336‑341].

О значении флага в семейной обрядности Осетии, о истоках символики этого атрибута военного дела у осетин написал великолепную статью Вилен Уарзиаты [2, 279‑301].

Вот красочный отрывок из сочинения Моисея Херенского (Мовсес Хоренаци) «История Армении»: «Как ураган несется по лесу, срывая листья, точно с такой же быстротой несутся юноши наши, с коней поднимая своих противников на копья. Золотое и серебряное оружие. Такое же убранство было на конях… Многие были в броне из ремней и кожи и представляли собою вид крепких скал, на голове у них развивались гривы, как листья тенистых деревьев. Вьющиеся на знаменах драконы с ужасно разинутой пастью, вздымаемые дыханием ветра» [3, 174]. Многие народы восприняли эти боевые знамена. Распространились они далеко за пределы Алании, как в пространстве, так и во времени, т.е. в армиях древности и средневековья. Драконы изображались также и на флагах (рис. 2, 3, 4, 5).

Рис.2. Сарматское надгробие

Рис.3. Изображение на стене Кяфарской гробницы

Рис.4. Знаменосец короля Англии Гарольда.
Рисунок на гобелене. Франция XII в.

Рис. 5. Изображение драконнообразного штандарта
«Золотый псалтирь» из Сент-Полла. Франция IX в.

«Драконообразные» флаги этого типа у осетин не сохранились. Наличие такого флага – «дракона» отметила у сванов П. С. Уварова. Называется этот флаг «леми». В. В. Бардавелидзе – грузинский этнограф – описала его. Полотнище «сшито из желтой шелковой материи и имеет зооморфную форму» (рис.6). «При спокойном положении изображение висит на древке бесформенной массой, а при движении знамени оно наполняется воздухом, вздувается и принимает форму животного» (4, 37‑38). Она же, со ссылкой на К. В. Тревер отметила, что знамя «леми» относится к драконовидным штандартам, засвидетельствованным во II веке у парфян, скифов, сарматов, даков, с III века – у римлян, а с IV века у сасанидских царей, перенявших его от парфян.

Рис. 6. Сванское знамя «леми»

сван на коне вместе со сванским флагом *

«Кроме того, подобные штандарты существовали в Византии и Западной Европе» [4, 38]. Сказанное говорит о том, что в древности зооморфные штандарты, или боевые знамена были широко распространены.

Итак, драконовидный флаг «леми» обнаружился не так далеко от Осетии у соседних сванов. О том, что и сваны заимствовали этот тип знамени, говорит следующее. В. В. Бардавелидзе продолжает: «В Сванетии мною засвидетельствовано несколько версий предания о происхождении знамени ЛЕМ. По одной версии – вызвавшей протест и сильное возмущение всех моих сказителей-стариков против свана, якобы исказившего предания, – знамя ЛЕМ было отнято у «татар» во время поражения, их бегства из Сванетии; по другой – оно было сшито самой царицей Тамарой и посвящено Сети Джграгу; наконец, по третьей версии знамя вручила сванам богиня Ламариа, покровительница материнства, плодородия земли, и в особенности хлебных злаков» [4, 44].

Версия, по которой знамя было сшито самой царицей Тамарой, вряд ли достоверна и напоминает легенды о строительстве этой прославленной царицей церквей и святилищ в горах Осетии. Легенды эти, надо полагать, сочинялись и рассказывались с целью придания особой значимости святым местам. Однако в сванской версии можно усмотреть рациональное зерно, т.е. появление знамени у сванов отнести ко времени правления царицы Тамары.

Еще большей архаичностью и легендарностью веет от версии, по которой знамя «леми» было вручено сванам мифическим персонажем – богиней Ламариа. Здесь, кроме того, явное несоответствие флага как атрибута военного дела и функций богини – покровительства материнству, плодородию земли и урожайности злаков.

Несмотря на фантастичность сюжета, и здесь, видимо, следует выделить рациональный момент – это то, что знамя «леми» попадает к сванам уже готовым, так сказать, в завершенном виде.

И, наконец, высказанная вначале версия, заслуживает, на наш взгляд, пристального внимания, т.е. версия, по которой знамя «леми» было отнято у «татар» во время поражения их и бегства из Сванетии. Обращает на себя внимание отношение автора В. В. Бардавелидзе к этой версии. Она поставлена первой, во вторых, слово «татары» взято в кавычках, т.е. это не татары татаро-монгольского нашествия или иранцы, а какой‑то другой народ, отложившихся в народной памяти под этим этнонимом. Знаменательно и резко отрицательное отношение информаторов-сванов к этой версии, хотя сваны в ней выглядят весьма положительно – это победители, с честью отразившие враждебное нашествие.
Организаторами нашествия или, скорее всего, набега, были, по‑видимому, северные соседи сванов – аланы, позднее подвергшиеся тюркизации, а еще позже исламизации – точнее, балкарцы и карачаевцы. Еще недавно [XIX в.] их называли горскими татарами.

Видимо, связь христианско-языческой святыни «леми» с чем‑то мусульманским, пусть даже трофеем, считалась кощунственной и недопустимой для свана-христианина.

Однако в XII‑XIII вв. т.е. во времена царицы Тамары или в XIII‑XIV вв. в эпоху татаро-монгольского нашествия к северу от сванов, за Кавказским хребтом, жили аланы у которых еще ранее, чем XII‑XIII вв. зафиксированы были воинские знамена в виде зооморфных значков-флагов. Знаменательно, что сванское знамя «леми» было разных цветов. По словам 87‑летнего Алексея Свинчилдича Джапаридзе, записанным В. В. Бардавелидзе, за свою жизнь ему пришлось держать знамя «леми» сначала красного цвета, затем белого, а в последний раз он видел – желтого. Цвета знамени вряд ли зависели от прихоти или вкусов сшивавших его мастериц. Надо полагать, что цвета – красный, белый, желтый были каноническими.

В связи с использованием этих трех цветов для ритуального флага или знамени мы и предполагаем заимствования знамени «леми» сванами у средневековых осетин.

В свете сказанного обратимся к цветовой символике осетинских культовых памятников – святилищ-дзуаров.

Среди разного рода дзуаров у осетин обнаруживаются дзуары с «цветовым» обозначением например – «Урс-дзуар» – т.е. «Белое святилище», «Сырх-дзуар» – «Красное святилище». Оба они в верховьях реки Лиахвы в Южной Осетии. Первое – в ущелье около Багъиатæ, а второе у с.Уаллаг Ерман. Что касается дзуара желтого цвета, то такого святилища нет, но зато есть святилище – Сыгъзæрин дзуар, т.е. «Золотое святилище» около с.Сыба, в том же, что и первые два, Дзауском районе Южной Осетии. Для «золотого» святилища цветовым маркером должен был стать желтый.

О сочетании этих трех цветов – желтого, красного и белого, как и на флаге, безусловно говорит и раскраска крышки деревянной шкатулки, найденной нами в катакомбе VIII‑IX вв. Даргавсского могильника. Это невысокий цилиндрический полый предмет с круглой крышкой, на которую нанесены концентрические полосы: с краю красная, затем желтая и в центре – светлосерого цвета (рис.7, 8). Надо полагать, что это – выцветший белый. Т.е. эти цвета на предметах бытового [шкатулки] и ритуального [флаги] назначения у осетин в средневековье широко использовались. Цветовая символика дошла до нас только в названиях святилищ, а на материале не сохранилась. Возродилась она в наши дни в образе национального флага и воплощает разные ипостаси Фарна – благость – белый, доблесть – красный, и изобилие – золотой или желтый цвета. Они совершенно правомерно олицетворяют осетинский национальный флаг.

Рис.7. Шкатулка из катакомбы Даргавского могильника

Рис.8. Крышка шкатулки из катакомбы Даргавского могильника

Примечания
1. Гаглойти Ю. С. Избранные труды. Т.1. Цхинвал, 2010.
2. Уарзиати В. С. Аланский триколор // В.А. Уарзиати. Избранные труды. Кн.1. Владикавказ, 2007.
3. Хоренский Моисей. История Армении. М,, 1893.
4. Бардавелидзе В. В. Древнейшие религиозные верования и обрядовое графическое искусство грузинских племен. Тбилиси, 1957.

* DAVID G.- 16.11.2014

Комментариев нет:

Отправить комментарий